нформатизацию здравоохранения в Петербурге знающие люди называют одной из самых продвинутых в стране. Но если учесть, что информатизация отрасли была провозглашена еще в 2011 году как часть программы модернизации системы здравоохранения, продвинулись мы недалеко. Почему? И что получат, в конце концов, пациенты и врачи, когда электронное здравоохранение станет по-настоящему доступным? Об этом шла речь за круглым столом, организованным «Доктором Питером» – «Когда петербуржец откроет свою электронную медицинскую карту».

Программа «Электронное здравоохранение» вошла в число приоритетных городских программ в 2018 году, когда на информатизацию не было выделено ни копейки из бюджета города. Как рассказала Ольга Гранатович, на 2019 год запрашивалось около 2 млрд рублей, но дали чуть больше полумиллиона – 688 тысяч. Они предназначены, в основном, для создания и обеспечения работы сервисов – той части системы, которой может воспользоваться пациент на портале «Здоровье петербуржца». На работы непосредственно внутри медицинских организаций денег не дали. Но несмотря ни на что, они ведутся. Правда, происходит это так, что недовольны ею и пациенты и врачи, потому что, как утверждают специалисты, она им пока не видна. Конечно, речь не идет о тех сервисах, что работают с 2012 года и обеспечивают удаленную запись к врачу (в интернете, через call-центры или инфоматы). По словам Андрея Овчаренко, директора Петербургского информационно-аналитического центра, количество обращений по поводу записи на прием в электронном виде составляет 50% от всех обращений по госуслугам. Но процесс наполнения электронной медицинской карты движется медленно. Сегодня в нее заносятся данные о случаях обращения пациента и оказанной ему помощи, а так же данные лабораторной диагностики. Это тот минимальный объем, который действительно есть – и только от тех учреждений, которые на сегодня эти сервисы поддержали в полном объеме.

Но сейчас речь идет уже не о единичных проектах и даже не о региональных системах, а о едином цифровом контуре, который создается в рамках федерального приоритетного проекта «Электронное здравоохранение». Как в него впишется Петербург со своими особенностями электронного здравоохранения? В чем они заключаются и почему появились?

В обсуждении за круглым столом участвовали: Ольга Гранатович, заместитель председателя Комитета по здравоохранению Петербурга, Дмитрий Яценко, директор Медицинского информационного аналитического центра (МИАЦ), Станислав Бубнов, заместитель директора по информатизации в сфере здравоохранения Петербургского информационно-аналитического центра, Андрей Овчаренко, директор Петербургского информационно-аналитического центра, Сергей Фокин, начальник отдела информационных технологий Городской больницы № 40 Курортного района, Владимир Когаленок, генеральный директор ООО «САМСОН Групп».

В Петербурге в каждой клинике работали свои программы по дооснащению того оборудования, что они получали в рамках программы модернизации. Исторически сложилось так, что тогда каждое учреждение выбрало одну из существующих на рынке медицинских информационных систем (МИС), то есть клиники работали с разными IT-компаниями, разным программным обеспечением: «Появились современные рабочие места для врачей, серверы и каналы связи до регионального сегмента, до общегородских центров обработки данных (ЦОДов). Несмотря на все сложности при их объединении в единую систему, город пошел по интеграционному пути – наработки не были выброшены, и инвестиции в человеческие ресурсы, в материально-техническую базу не пропали, – рассказал Сергей Фокин. – Теперь основная проблема, на мой взгляд, в том, что каждое учреждение сталкивается с трудностями интеграционного характера, когда необходимо учреждению решать проблемы интеграции с РЕГИСЗом – Региональной единой государственной информационной системой в сфере здравоохранения».

Станислав Бубнов, заместитель директора по информатизации в сфере здравоохранения Санкт-Петербургского информационно-аналитического центра:

– Нам часто говорят: что ж вы строите-строите, потратили миллионы, а мы ничего не видим. Напомню: с 2011 года, когда в рамках программы модернизации здравоохранения было заявлено о задачах информатизации, все работали в полном нормативно-правовом вакууме. Просто всем понравилось словосочетание «информатизация здравоохранения» и – вперед! На вопросы «Что?», «Каким образом?», «Зачем?», «На основании чего?» ответов не было. Когда создавалась федеральная единая информационная система здравоохранения в рамках программы модернизации, была озвучена только концепция. Все региональные проекты изначально формировались исходя из выделенных на них средств. Сейчас же все становится на свои места. Минздрав выпускает нужные нормативные акты, активно помогает регионам. Например, опубликованы требования к соответствию региональных информационных систем. Требования правильные, продуманные и современные. В результате, конечно, некоторым разработчикам придется уйти с рынка, они просто не смогут соответствовать требованиям.

Изначально мы понимали, что каждое учреждение – это мини-государство, кто-то хочет иметь не только МИСы, задача которых – обеспечить прием пациента, а гораздо больше – включить в систему административно-хозяйственную деятельность, бухгалтерию и договорные отношения.

В итоге клиники работали над своими МИСами, а Комитет по информатизации совместно с МИАЦ принялись за создание регионального сегмента федеральной системы. Год назад, наконец, начали подключаться профильные административные ресурсы: появился заместитель председателя комитета по здравоохранению, курирующий вопросы информатизации, начали издавать внутренние нормативные документы, распоряжения, и все пришло в движение.

На сегодняшнем этапе федеральная информационная система идет своим путем развития, она предоставляет верхнеуровневые мегапроекты. А мы в регионе отвечаем за свой региональный сегмент, отвечающий нормативно-правовой базе Минздрава и нашего города.

К началу 2019 года в рамках приоритетного проекта «Электронное здравоохранение» к РЕГИСЗ подключены 97 клиник, подведомственных комитету по здравоохранению, и 164 – районным администрациям, всего 261 медицинское учреждение. Это все клиники городского подчинения, за исключением двух санаториев, расположенных в Ленинградской области.

90% из них передают информацию о случаях оказания медицинской помощи в ЭМК петербуржца, электронные медицинские карты заведены на 88% застрахованных в системе ОМС. 80% результатов лабораторных исследований передаются в клиники в электронном виде.

Андрей Овчаренко – директор СПб ГУП «Санкт-Петербургский информационно-аналитический центр»:
– Выбранное в Петербурге направление стратегически правильное. Сейчас различные системы, которые должны взаимодействовать с федеральным сегментом, развиваются по принципу предоставления типового рабочего места. Такой подход откидывает региональный уровень информатизации на несколько лет назад, потому что в регионе, как правило, сделано значительно больше, чем себе представляют это на федеральном уровне. У региональных систем своя специфика, и нужно ее понимать. Гибкий подход с РЕГИСЗом был выбран изначально правильно потому, что никто не навязывает никаких интерфейсов, стандартных систем и так далее. Предоставляются интерфейсы для интеграции для различных систем, то есть стыковки – мостики, посредством которых и коммерческие организации, и различные МИСы учреждений здравоохранения могут подключаться по определенным правилам. При этом, не уничтожая наработки в своих системах, свои, скажем так, бизнес-процессы, которые уже автоматизированы в конкретных медучреждениях.

Такой подход позволяет обеспечить максимальную гибкость и дальнейшее развитие информационной системы. Они могут быть разные, но они интегрированы в одну систему и выполняют основные цели и задачи, которые должны решаться на всех уровнях посредством этой интеграции.

«Приоритетный проект «Электронное здравоохранение Петербурга» пересекается с аналогичным проектом Минздрава. На уровне всей страны Минздрав создает единый цифровой контур – «паутину», которая будет связывать все медицинские организации всех 85 регионов страны для взаимного обмена информацией, – поясняет Ольга Гранатович. – Сейчас для этого создаются и издаются единые нормативы. РЕГИСЗ, в любом случае – часть общей федеральной информационной системы». В своем РЕГИCЗе мы решаем даже больше задач, чем ставят на уровне Федерации, при этом в нем все рассчитано и спроектировано так, чтобы можно было данные, которые в РЕГИCЗе аккумулируются, без проблем передавать на федеральный уровень. Но тут появляется вопрос: что передавать?

Владимир Когаленок, генеральный директор ООО «САМСОН Групп» :
– Мы очень сильно зависим от первичного звена системы здравоохранения. Если первичное звено, первичная медицинская организация автоматизирована и интегрирована с региональным сервисом, можно рассчитывать, что что-то получится. В противном случае серьезного эффекта ждать не приходится.

Сейчас мы столкнулись с проблемой – информация об обслуживании пациента регистрируется не в полном объеме. А в этом процессе главное действующее лицо – врач. Казалось бы, мы создаем систему, способную облегчить ему решение многих задач. Но у них такая нагрузка, что они просто не успевают этим заниматься. Пример: когда лет 5 назад мы внедряли протоколы врачебных осмотров в учреждениях Центрального района, то чтобы доктора начали осваивать этот процесс, главный врач мотивировал сотрудников – снижал им нагрузку в два раза, чтобы они могли работать в информационной системе, в некоторых поликлиниках врачам даже доплачивали. Но вовсе не это было основной мотивацией для осваивания этого нового вида деятельности. Им было важно осознать: нужно это или нет. Практика показывает, что в общем – да, наверное, это удобно. Но после освоения, когда поток пациентов вернулся к нормативам, и врачи снова в цейтноте – не успевают пользоваться так называемыми личными шаблонами. В итоге он один на всех пациентов, то есть даже со средствами автоматизации у нас получается электронная карта под копирку. С одной стороны, это экономит время, с другой, хочется спросить: отражает ли это суть происходящего с пациентом? Так что если раньше претензии были к неразборчивому почерку, то сегодня – к шаблонным протоколам осмотров.

В практической деятельности врач использует то, что всегда под рукой, что реально можно использовать и то, что приносит хороший эффект (запись на прием, назначения лабораторные, инструментальная диагностика). А если еще администрация поликлиники мотивирует врачей к занятиям по информатизации, то и результат хороший. Но это не про всех. У нас получается так, что в клиниках вроде и система-то одна и та же одного и того же производителя, а достижения разные. То есть не все зависит от программных продуктов, очень многое зависит – теперь это стало видно – от внутренней организации клиник.

Основной получатель выгод в электронной системе – пациент: он получает свою электронную карту, удобные сервисы для записи на прием, сервисы по передаче своей медицинской документации из одного медицинского учреждения в другое. А основным источником данных, действительно, является врач. Его задача – корректно и правильно наполнить ту самую ЭМК – электронную медицинскую карту, путем заполнения медицинской документации на своем рабочем месте в медицинской информационной системе и последующей передачи данных в РЕГИСЗ, чтобы пациент не только видел на портале госуслуг и на портале gorzdrav.spb.ru свои данные, но также смог ими воспользоваться, меняя учреждение, где он лечится. Но пока все не так.

Сергей Фокин, начальник отдела информационных технологий Городской больницы № 40 Курортного района:
– На местах внедряются сервисы по распоряжению вышестоящих организаций (комитета по здравоохранению, Минздрава) для решения конкретных отраслевых задач: например, подсистема «Учет медицинских свидетельств о рождении и смерти в медицинских организациях», подсистема «Льготное лекарственное обеспечение». Такие системы нужны, мы их устанавливаем и активно используем. Но у разработчиков МИС не хватает ресурсов на своевременную интеграцию всех сервисов со своей системой в учреждениях, которые они сопровождают, потому что учреждений много и сервисов много. В результате у нас два варианта: первый – каждый врач получает на своем рабочем месте еще одну кнопку в интерфейсе своей МИС, как это обычно происходит с появлением новых функций в МИСе; второй вариант – врач получает еще один ярлычок на внешний интерфейс нового сервиса со своей авторизацией. Мы проанализировали работу участкового врача: в зависимости от профиля у него может быть до 10–12 интерфейсов – 12 разных программ на рабочем столе: локальная медицинская система, региональные порталы – портал врача, льготное лекарственное обеспечение, система учета медицинских свидетельств, городской реестр карт маршрутизации онкопациентов, кардиорегистр и т.д. Каждый интерфейс обладает своей эргономикой, обладает своими учетными данными – для врача это реальная нагрузка, ему нужно перестраиваться, переключаться между окнами и вводить одни и те же данные в разные системы. Вот и ответ на вопрос: «Почему врачи плохо относятся к новым сервисам?».

К счастью, некоторые сервисы уходят на единую авторизацию, к некоторым появляются интеграционные профили на сайтах Минздрава, МИАЦ, на сайтах разработчиков. Но этот процесс идет медленно, он отстает от информатизации города в целом. Это приводит к тому, что в конечном итоге пациент не может воспользоваться своей ЭМК в полном объеме. Нам нужна поддержка регулятора в этой области в лице МИАЦ, в лице комитета по здравоохранению в том, чтобы был централизованный контроль над введением процессов поддержки новых сервисов в каждом конкретном ЛПУ. Потому что сейчас это задача каждого главврача, и он решает ее по мере наличия у него ресурсов. Было бы неплохо, если бы эти процессы поддерживались городом централизованно.

Есть и еще один ответ на вопрос: «Почему врачи плохо относятся к новым сервисам?». Потому что они вынуждены работать по новым правилам, вести прием и фиксировать результаты своих назначений и своих заключений в протоколах в электронной системе, не видя положительного результата для себя. Например, в Курортном районе, где все медицинские учреждения – одно юрлицо и работают в одной системе, доктора стали более активно пользоваться информационными программами, когда получили возможность увидеть результаты лабораторных исследований через полчаса после забора крови, а не через двое суток в виде бумажки, которую надо еще и найти. Врачи стали более активно вовлекаться в процесс, и это позволило, в свою очередь, выстроить в учреждениях района логистику, уменьшить очереди у кабинетов и снизить эмоциональный накал в регистратурах. Внедрение информационной поддержки основных бизнес-процессов в поликлиниках позволяет и реализовать бережливые технологии в рамках участия в проекте «Бережливая поликлиника».

Для доктора, для учреждения очень важен фактор преемственности в программе оказания медицинской помощи. Вот эти мостики в региональный фрагмент из разных МИСов и позволяют получать информацию о пациентах, пришедших к врачу, – снижается нагрузка на врача по получению информации (чем пациент болел, какие у него особенности, осложнения). Как результат, наши доктора получили первую обратную связь, когда мы в рамках района своими силами организовали такую преемственность, собрав подведомственные учреждения на единую базу данных.

Теперь один из самых ожидаемых нашими докторами сервис – интегральный анамнез. Учитывая разнообразие способов ввода информации и неидеальное состояние интеграционных моментов между МИСом и РЕГИСЗом, степень доверия к кабинету врача и вопрос качества информации, которая там содержится, на мой взгляд, становится все более актуальными. Раньше мы просто передавали информацию и просто собирали ее. А сейчас стоит задача перед разработчиками: дать инструмент поддержки принятия решения или хотя бы подсказку доктору, чтобы он мог на основе быстрого просмотра анамнеза пациента спланировать тактику и стратегию лечения. Значит, врач должен быть уверен в этих данных, мы должны им показывать, что эта информация достоверна, что он может на нее положиться. Значит, нужны единые требования к методам сбора данных, к формализованным протоколам по разным патологиям и по доведению обязательных параметров до конкретных учреждений.

Клиники активно работают с МИАЦ и с Комитетом по здравоохранению по интеграции в общегородские сервисы. Но, с точки зрения представителя клиники, разработчики МИСов не могут поддерживать их своевременно: «К сожалению, они отстают от общегородских тенденций по развитию и внедрению этих сервисов.То есть мы как бы всегда их догоняем», — говорит Сергей Фокин. – «Например, сервис «Управление направлениями» – работоспособный. Но на сегодняшний день не все игроки рынка его поддержали: есть МИСы, которые сейчас находятся в процессе интеграции или тестируются, значит, не все учреждения в полной мере могут принимать и направлять пациентов, используя этот сервис. Для пациентов это, конечно же, неудобно. Потому что получается, что часть учреждений им доступна (для консультации, диагностики, госпитализации), а часть нет. Для врачей в клиниках это тоже неудобно, потому что им приходится вести запись силами сотрудников учреждения по телефону в регистратуре».

У всех участников процесса перехода на электронный документооборот, создания медицинских сервисов свои аргументы в ответе на вопросы «Почему все происходит так медленно?»

Станислав Бубнов говорит, что задержек не может не быть, потому что невозможно одномоментное решение каждой задачи, обязательной к исполнению для всех медицинских систем, которую ставит регулятор – комитет по здравоохранению с МИАЦем: «Пишется техническое задание на региональный фрагмент, комитет по информатизации и связи объявляет процедуры государственного заказа, начинается централизованное проектирование сервисов. В момент проектирования и технической реализации заранее выбираются 2–3 МИСа, с ними отрабатываются все встречные интеграции по каждому сервису. Если три серьезных разработчика МИС это смогли поддержать, значит, и все остальные потянут. Готовится централизованный приказ, кто, как и что должен передавать в региональный фрагмент. Профили интеграции и регламенты публикуются в открытой базе данных МИАЦ. Повторю: мы все зависим от информации, поступающей от врача в медицинскую информационную систему, поэтому в комитет по здравоохранению мы, конечно, отчитываемся: «функционал сделан», сервис в опытной эксплуатации отработан с 10% учреждений, но только когда все 100% поддержат, мы его сможем полноценно использовать. То есть получается, что сегодня открыть свою карту петербуржец уже может, но что он там увидит? Одно учреждение действительно все выгрузило на конкретного пациента: снимки, анализы, выписка из больницы – все есть. От другого учреждения по пациенту – пусто, он заходит: а где я? Жалобы на полноту или отсутствие информации от пользователей уже пошли. И это здорово! С этим потоком информации еще придется много работать. Но это не говорит о том, что система не работает, просто еще по многим пациентам не передана информация. А вот вам пример: в городе уже до 80% от всех лабораторных тестов по ОМС назначаются через централизованный сервис и приходят обратно в электронном виде, как результаты из лабораторий в централизованное хранилище электронных медицинских карт».

Владимир Когаленок добавляет: «На город – около 20 разработчиков, из них активно работающих – половина. И они далеко не всегда знают, что будет завтра. Соответственно, не всегда успевают спланировать или скорректировать свои планы, чтобы успеть к определенному сроку поддержать новые наработки. Кроме того, у разработчиков есть свои возможности – мощности ограничены, и они не могут прыгнуть выше головы, поскольку их мало.

Более того, не все они принимают участие в разработке новых правил, и это приводит иногда к серьезным затруднениям в их реализации. Например, очередное правило разработано, комздрав говорит: «Делайте». А как, если, у нас в системе – все перпендикулярно, нам надо на голову встать, чтобы это сделать? То есть, при том, что в городе между всеми участниками налажен хороший диалог, эпизодически возникают проблемы, которые требуют от разработчиков больших усилий для поддержания тех или иных сервисов. Органы управления ставят правильную задачу, но когда мы ее видим, случается, что принять ее не можем.

Конкретный пример: замечательная, в общем-то, идея – электронный лист нетрудоспособности. Чтобы поддержать криптографию, которая требуется в этом решении «САМСОН Групп» потратил почти 9 месяцев. Почему? А потому что в спецификации, которая написана на этот сервис, нет никаких целеуказаний на то, как надо использовать ГОСТ, а сам ГОСТ не расписывает конкретные правила, таблицы шифрования, например, которые надо применять. И до сих пор мы часто не получаем ответов на конкретные технические вопросы, которые у нас возникают, например из-за того, что они «немножко подправили спецификацию», нарушают правила и никому об этом не сообщают.

Дмитрий Яценко, директор Медицинского информационного аналитического центра (МИАЦ):

– Реализация внутренних процессов у участников рынка, которые работают на снабжение медицинскими информационными системами клиник, своя, и это хорошо, потому что каждый главный врач может выбрать ту МИС, которая больше всего подходит к его бизнес-процессам. Сделать так, чтобы новые запускаемые сервисы полностью подходили под все современные внутренние процессы практически невозможно, с ними нужно работать. Так или иначе, все равно медицинские организации подключаются, начинают передавать и принимать данные. Естественно, какому-то из разработчиков для этого приходится прикладывать больше усилий, какому-то меньше.

Мы сейчас проходим такой трудный процесс, когда не только выпускаются новые сервисы, не только достигаются целевые показатели выполнения приоритетного проекта. Идет постоянный процесс налаживания взаимодействия между разработчиками федерального уровня и регионального сегмента (РЕГИСЗ), между РЕГИСЗом и разработчиками медицинских информационных систем, разработчиками и комздравом, разработчиками и врачами. Это постоянный диалог иногда бурный, но конструктивный. Наверное, можно больше и чаще привлекать разработчиков МИСов к работе над новыми интеграционными формами, и в этом направлении движение уже есть. Но удовлетворить всех – недостижимая задача.

Кроме того, мы подошли уже к тому этапу, на котором качество данных выходит на первый план. Требуется структуризация данных, она должна быть единообразной, чтобы все МИСы ее одинаково понимали. Врач должен получить электронную подпись, которая определяет его меру ответственности за вносимые в систему данные. Это и контроль со стороны пациентов, который на данный момент уже начинается: поступают жалобы из-за информации, внесенной в личные кабинеты пациентов.

Сейчас в РЕГИСЗ ежедневно выгружается порядка 500 тысяч записей: случаи обращения за помощью, снимки, протоколы, анализы… 80% всех лабораторных анализов в ОМС хранятся уже в РЕГИСЗ, а цифровых снимков накопилось уже на 40 терабайт. И это еще не все учреждения выдают эти данные. Каким будет объем информации, когда этот кран откроется до конца? Где ресурсы для контроля за качеством поступающих данных, для их обработки? А ведь хотя бы на первых порах их нужно разбирать, указывать на неполноту, неправильность, консультировать разработчиков говорить, чтобы поправили. Это рутина, на которую у МИАЦа нет ни сил, ни рук. А сейчас он видит только, что останавливается поток информации из привычного источника и принимает меры. Но что внутри этого потока, анализировать некому.

Мы все время говорим сейчас про передачу данных в РЕГИСЗ из медицинских информационных систем, возможность посмотреть историю болезни пациента в ЭМК, все, что в нее занесено. Но как напоминает Дмитрий Яценко: «Электронное здравоохранение» это инструмент еще и для врача. Это создание регистров пациентов по определенным болезням. В перспективе – это еще и система помощи принятия решений врачу, удаленные консультации со специалистом более высокого уровня, например, из федеральных медицинских центров. И когда это все будет завязано на федеральный и на наш РЕГИСЗ, врачу станет намного интереснее работать с этим, и это ему будет нужно».

Ольга Гранатович, заместитель председателя Комитета по здравоохранению:

– МИС – только маленькая часть электронного здравоохранения, в котором будет 23 сервиса для пациентов, 12 – для медицинских работников, 10 – для руководителя здравоохранения. Это инструмент, данный врачу, благодаря которому мы насыщаем программу электронного здравоохранения.

В прошлом году запущены 6 электронных сервисов. Для пациентов: запись к врачу в электронном виде, журнал отложенной записи, запись по направлению; просмотр предстоящих визитов к врачу, перезапись и отмена записи пациентом; просмотр результатов лабораторных исследований; электронная медицинская карта петербуржца (ЭМК). Для врачей: направление на плановую госпитализацию, консультацию, исследование, восстановительное лечение. Для руководителей: мониторинг доступности медицинской помощи (первичная и специализированная по разным профилям).

На этот год запланировано введение еще 19 сервисов. Для пациентов это онлайн вызов врача на дом; отзыв о полученной медицинской помощи (доволен, недоволен) – его главный врач сразу же его увидит и сможет по горячим следам как-то отреагировать; анкета для диспансеризации; ключевая информация о заболеваниях и лечении пациента (интегральный анамнез) – электронная история болезни. Появится сервис для просмотра журнала доступа к ЭМК – пациент сможет смотреть, кто просматривал его карту (доступ к ней имеет врач, который его лечит сейчас в стационаре, и врач, к которому он прикреплен в поликлинике, все остальные могут зайти в нее только в момент обслуживания пациента). Кроме того, сейчас создаются сервис поиска льготных лекарственных препаратов в аптеках, телемедицинские консультации «врач-пациент», сервис для самоконтроля показателей: артериальное давление, глюкоза, лабораторные исследования. Здесь же – календарь прививок, календарь беременной, листок нетрудоспособности, медицинские справки, сведения об обязательном медицинском страховании, включая проверку полиса, его действительность, прикрепление к страховой медицинской организации, уведомления пациента в специальном мессенджере и так далее.

Для медработников разрабатываются и тестируются интегральный (объединенный) анамнез пациента, в котором он видит основные данные о пациенте – на экране сразу видны ключевые заболевания и диагнозы. Если бумажный вариант надо листать и искать, то здесь все в личном кабинете пациента, врач вошел и сразу все увидел, включая последние случаи госпитализаций, операции и так далее. Врач увидит результаты лабораторных исследований, информацию о телемедицинских консультациях («врач-пациент» и «врач-врач»). В этом году заработает также сервис «Уведомление участкового врача о событиях с прикрепленным пациентом» – если он был экстренно госпитализирован в стационар, выписан из стационара, если вызывалась «скорая помощь» и так далее.

«Электронное здравоохранение» предоставит возможность для дистанционного обучения. В повседневной практике врачи смогут пользоваться специальным сервисом «Клинические рекомендации», они уже утверждены на федеральном уровне. Этот сервис работает как подсказка для врача: все ли он учел и ничего ли не забыл назначить конкретному пациенту. Мы предполагаем, что будет мобильное приложение «Мобильный врач» – возможность легитимной работы с данными пациента вне своего рабочего места с уведомлениями врача об активных вызовах, направлениях на плановую госпитализацию, консультации и исследования. Сейчас оно в работе.

Проект «Электронное здравоохранение» рассчитан на три года, постепенно к нему будут подключаться и федеральные, и частные клиники. Мы им только рекомендуем, и они, кстати, уже изъявляют желание.

Эксперты: «Проект «Электронное здравоохранение» будет успешным, если будет выполнено два условия. Первое: у врачей будет мотивация для работы в системе. Второе: на выполнение поставленных задач дадут адекватное финансирование. Сервера были куплены в 2012 году, места не хватает, да и техника – не вечная: надо постоянно думать о программе апгрейда и поддержания ее в рабочем состоянии. Покупалась она под одни задачи, а функции, которые сейчас реализуются, все время расширяются. Получается, что возможности уже устаревшей техники остаются на прежнем уровне, а задачи, которые она должна выполнять, постоянно увеличиваются.


Автор: Ирина Багликова
Редактор: Ирина Багликова
Куратор: Анна Сосновик
Корректор: Оксана Родионова
Фотограф: Михаил Огнев
Верстка: Татьяна Сорокина

Февраль 2019

doctorpiter.ru

Поделиться:
Закрыть меню