Делается это не только для того, чтобы вы одним кликом записывались к врачу. Но и чтобы анализировать, правильно ли вас лечили. Для этого информация из медучреждений должна поступать на региональный, а дальше на федеральный уровень. Пока упор сделан на четыре сферы: кардио- и онкозаболевания (они убивают больше всего людей), акушерство (показатели материнской и младенческой смертности – одни из ключевых в оценке благополучия региона/страны), профилактика (как говорят, «самая темная лошадка»).

СПб ГБУЗ Родильный дом №17. Родильное отделение: врачи за оформлением медицинской документации. На экранах идет непрерывная трансляция данных с аппаратов КТГ

Медучреждения с помощью своих информационных систем должны передавать данные в ВИМИС, вертикально интегрированные информационные системы. Ответственные в регионах – исполнительные органы государственной власти в сфере здравоохранения и МИАЦы, медицинские информационно-аналитические центры.

Минздрав и Петр Иваныч

Информатизация здравоохранения поможет анализировать, где каких врачей/клиник/оборудования не хватает. В более отдаленном будущем информация с наших носимых гаджетов (измерителей сахара, давления, пульса) будет передаваться через систему лечащему врачу – предупреждать о рисках. Врач пригласит на прием, драгоценное время не будет упущено.

Весь мир идет в этом направлении, просто в разном темпе.

– Каждый параметр должен быть оцифрован, – уверен Алексей Архипов, руководитель Центра электронного здравоохранения Санкт-Петербурга. – На начальном этапе это титаническая работа, врачам нужно вносить очень много информации. Но предупредить риски можно, только имея детальную статистику.

Например, несколько лет назад собранная статистика прояснила, почему в Петербурге «критические» больные с катарактой подолгу ждали операции. Оказалось, в поликлиниках врачи ставили всех в одну очередь на операцию, и нередко пациенты с начальной стадией «отодвигали» более тяжелых больных.

Петербург занялся информатизацией здравоохранения одним из первых. Сайт записи к врачу работал с 2012 года, в 2017-м на его базе начали создавать портал «Здоровье петербуржца». Сейчас это центральный пункт электронных услуг в сфере здравоохранения: одни сервисы работают для пациентов, другие – для врачей, третьи – для управленцев в здравоохранении.

В масштабах всей страны система начала создаваться позже и несколько иначе. Федеральному проекту «Цифровой контур здравоохранения» (это часть нацпроекта «Здравоохранение») поначалу было не до «сервисов». У врачей в регионах элементарно не хватало компьютеров и медицинских информационных систем. Были проблемы с локальными сетями передачи данных: если частная клиника может вам прислать результаты анализов по электронной почте, то для государственной медицины это исключено – в Интернете информация слишком незащищенная. Поэтому, например, портал «Здоровье петербуржца» защищен через «Госуслуги».

Сейчас цифровая система здравоохранения выстраивается так. На первом уровне каждая медицинская организация собирает свою информацию. На региональный уровень передает только данные, нужные для аналитики: какая заболеваемость, какого оборудования не хватает и т. п. В свою очередь регион отправляет информацию на федеральный уровень, в Единую государственную информационную систему здравоохранения, ЕГИСЗ. На ее основе и создается «Цифровой контур». Там собираются все наши визиты к врачам, диагнозы, госпитализации и прочее. В обезличенном виде: для Минздрава важно не то, что у Петра Иваныча сахар в крови зашкаливает, а то, что в таком-то регионе ухудшается ситуация с диабетом.

Всегда под наблюдением

Все уровни системы должны быть взаимосвязаны и «понимать» друг друга. Записаться к терапевту на портале «Здоровье петербуржца» – дело нескольких секунд, но за это время система городского уровня запросила уровень поликлинический, тот «сообразил», сколько есть талончиков, на какое время и так далее, вернулся с информацией на городской уровень – и вы получили электронный талон.

– Делая городскую систему, мы думали о том, чтобы было удобно, – рассказывает Алексей Архипов. – Например, если у пациента диабет, врач должен периодически назначать расширенные анализы, чтобы видеть динамику. Раньше это был огромный документооборот, а пациент выступал в роли «подай-принеси»: забирал кучу бумажных назначений у врача, сдавал анализы, возвращался с кипой бумажек к доктору, чтобы тот уже сравнивал. В 2015 году Петербург первым в стране начал обмен результатами лабораторных исследований. Сейчас врач, работая в системе, может увидеть динамику пациента сразу, на графике: были ли госпитализации, травмы, хронические заболевания. Об этом врач раньше мог и не узнать, если пациент не принес ему «бумажку».

По словам Архипова, большая часть врачей уже имеют доступ к этой системе. Другой вопрос, все ли пользуются.

– Какая сейчас проблема: пациента выписали из кардиоклиники на диспансерное наблюдение в его поликлинику, а ему «некогда» записаться на прием. И через три-четыре месяца – опять госпитализация. Мы хотим это исключить. Выстроить систему, в которой пациент всегда под наблюдением врача. Выписали из больницы, сразу записали в поликлинику, там назначили терапию, регулярно приглашают на прием, даже если сам пациент не записывается вовремя.

По правде говоря, похоже на какую-нибудь израильскую медицину. Это там 93-летней Розе Абрамовне звонят из поликлиники: «Вы давно к нам не приходили». У нас такое кажется невозможным.

– Я знаю, о чем вы. Да, есть врачи, которым «не до вас», – констатирует Алексей Архипов, айтишник в мире медицины. – Но знаю также, что хороших врачей очень много. Автоматизация не исправит человеческий фактор, но ее задача – давать как можно больше информации и помогать контролировать процесс.

Пойдем своим путем

Организовать информатизацию здравоохранения можно двумя путями. Принципиально разными. Иногда оттого, какой путь выберет регион, процесс идет быстрее или тормозится.

Один путь – условно, монопольный. Создается единая информационная система, в ней работают все, от районных поликлиник до федеральных центров.

Другой подход – интеграционный. Каждая поликлиника или больница сама выбирает удобную для себя информационную систему. Требование одно: она должна уметь обмениваться данными с системой верхнего уровня.

«Монопольный» подход вроде бы удобен. Все сразу «говорят на одном языке», не надо ломать голову над «переводом». В Москве выбрали такой способ, недавно единообразно автоматизировали все столичные поликлиники, на очереди – стационары.

Но в Петербурге это считают не лучшим вариантом.

– В Москве было уже несколько попыток автоматизации, – рассказывает гендиректор петербургской компании «Нетрика Медицина» Денис Чумаков. – Сейчас многие опции работают прекрасно, но большинство регионов не могут позволить себе московский уровень бюджета и технического оснащения.

Петербург придерживается другого, интеграционного подхода. Объясняют так: если сверху насаждать один программный продукт, который покажется неудобным в конкретной клинике, то «саботировать цифровизацию» будут все – от тетушки в регистратуре до главврача. Чтобы этого не случилось, в Петербурге клиникам и поликлиникам разрешено самим выбирать поставщика информационных систем: «Решение», «СВ-Мед», «САМСОН Групп» и еще с десяток айтишных компаний, которые автоматизируют самые разные процессы.

– Конкуренция необходима, чтобы качество услуг росло, – поясняет Денис Чумаков. – Как с авиакомпаниями: либо вы можете выбрать по цене и уровню сервиса, либо выбора нет, и вы летите единственной компанией, хотя билеты дорогие, в полете не кормят и постоянно теряют багаж.

Область здравоохранения многогранна, и единого решения «для всех» быть не может, уверен Чумаков. Одно дело – Петербург со множеством клиник, в том числе федеральных. Другое – Якутия: попробуй доберись из дальнего улуса. Одно дело – стационар, куда человек ложится планово, другое – роддом, куда женщину могут доставить экстренно и через час будет уже не один человек, а два. Одной онкоклинике удобнее IT-решение от «Онкора», где продумана визуализация. Другая выберет программный продукт от «ТехЛаба» с его «подсказками врачу», системой поддержки принятия решений.

«Взаимопонимание» всего этого разнообразия программ обеспечивает «Нетрика Медицина». Не только в Петербурге – в двадцати с лишним регионах, которые тоже выбрали интеграционный подход.

Но выработать нужно не только уникальный язык общения разных программных продуктов, говорит Денис Чумаков. Важно понять, какие именно медицинские сведения нужно оцифровать и использовать, чтобы врач получал подсказку для принятия решений.

– Именно этим сейчас занимаются множество специалистов Минздрава России. В этом году они достигли больших успехов, был выпущен целый ряд грамотных методических рекомендаций по разным направлениям.

На одном языке

Весной в Петербурге в четвертый раз прошел форум «Практическая польза региональных информационных систем в сфере здравоохранения». МИАЦы из 35 регионов обменивались опытом. Зампред комитета Ольга Гранатович отметила: информатизацию сильно подтолкнул ковид – точнее, «колоссальная нагрузка на лечебные учреждения».

– Вообще-то прогресс движется довольно быстрыми темпами, – говорит Алексей Архипов. – Просто очень многие из этих процессов не видны обычному жителю. Он ведь не следит, в каких программах работает врач, связаны ли они между собой. Но сейчас мы много внимания уделяем информированию горожан, даем интервью, размещаем плакаты в поликлиниках, больницах, метро. Все больше людей понимают, что в городе образуется единая информационная структура. Чем больше огласки, тем больше пользы. И больше критики: часть ее будет неконструктивной, но другая часть поможет городу стать лучше.

Портал «Здоровье петербуржца» в полную силу заработал два года назад. Сначала было 200 тысяч пользователей, сейчас около 900 тысяч, то есть почти каждый пятый житель. Работает 35 сервисов, из них 18 – для пациентов: записаться к врачу, на диспансеризацию, посмотреть свои медицинские документы, найти организации, которые принимают по ОМС.

Один из последних сервисов – электронная запись на прививку от коронавируса. Или сервис «календарь прививок»: многие думают, что со всеми прививками, кроме гриппозных и ковидной, мы еще в детстве отстрелялись, но на самом деле каждые 10 лет надо бы проходить ревакцинацию от столбняка и дифтерии, а взрослым, привитым от кори один раз, тоже положена ревакцинация.

– В информатизации мы точно не отстаем «от заграницы», – говорит Денис Чумаков. – В США, например, очень развита коммерческая медицина. Частные клиники закупали информационные системы, но теперь им приходится все перестраивать, потому что технологии сильно продвинулись. Нам проще: все стало создаваться с чистого листа и уже на довольно высоком уровне, причем решения – отечественные. В Петербурге много компаний, которые действуют в масштабах страны. Например, «Ариадна» работает с сорока регионами, а у «СП. АРМ» есть и иностранные заказчики.

Петербургский «интеграционный» подход – не безоблачный. Довелось видеть, как в одной районной поликлинике врач раздраженно лупил по клавиатуре (что-то не получалось) и клял пресловутую систему защиты, потому что не мог получить результаты анализов. Вероятно, так же вел себя какой-нибудь британский доктор несколько лет назад, но по противоположной причине. Там поначалу выбрали «моноподход», для удобства. Проект съел огромные деньги, но достичь цели не удалось. Закончилось все тем, что перешли к интеграции.


Источник: spbvedomosti.ru

Поделиться:
Закрыть меню